Морально-этические основания

Даже если бы мы вовсе не могли надеяться, что все люди однажды перейдут к вегетарианскому образу жизни, все равно никто не имел бы права есть мясо. Несправедливость остается несправедливостью даже тогда, когда это допускают все.

Магнус Швантье (1877-1959)
один из великих зачинателей борьбы за вегетарианство и защиту животных
в 1902 году ввел понятие "боязнь жизни"

До этого мы рассматривали лишь отрицательные стороны мясоедения, касающиеся здоровья, экономики и экологии. Следующий вопрос глубже. Имеем ли мы вообще право, приняв во внимание последствия, убивать животных? Этот вопрос уводит нас в область этики, – науки, которая изучает не только безжизненную материю, как это делают сегодня популярные науки, но выходит за пределы этой безжизненной материи в поисках жизни и смысла. Этика считается в наше время технического прогресса падчерицей, в школах и университетах ее уже больше не изучают. Но ведь без этики, вопросов о смысле и ценности какого-либо действия, всякая наука будет бессмысленной и не имеющей никакой ценности. Этика должна, поэтому, стать основой любых научных усилий. Греческое слово ethos, от которого происходит слово "этика", означает "внутреннее мировоззрение, нравы и ведение жизни", которые основываются на ответственности перед творением. И поэтому неудивительно, что представители этики всегда обсуждают также и тему вегетарианства.

Слово "вегетарианец", появившееся в 1842 году с основанием Британского Вегетарианского Общества, происходит от латинского слова vegetus, что означает "невредимый, здоровый, свежий" или "крепкий". (Homo vegetus – так называли древние римляне "здоровых духом и телом людей"). Изначальное значение слова указывает, таким образом, на устойчивую в философском и моральном отношении жизненную позицию, которая вмещает в себя гораздо больше, чем просто поедание овощей и фруктов.

Большинство вегетарианцев – это люди, которые поняли, что нашим вкладом в создание более справедливого и мирного общества должно стать сначала решение проблемы насилия в наших собственных действиях. Они осознали, что мясоедение несет в себе насилие над другими живыми существами, которое безответственно.

Многие люди, без сомнения, сразу же стали бы вегетарианцами, если бы увидели кричащих и агонизирующих животных на бойне, или если бы они, прежде чем съесть мясо, должны были сами убить животное. Это открыло бы некоторым мясоедам глаза и сердце.

"Несмотря на это, мне вкусно"

Исходя из приведенных выше наблюдений, можно сделать вывод, что мясоедение не представляет никакой ценности ни с точки зрения необходимости, ни здоровья, ни экономики. Мясо делает человека больным, пассивным и безответственным по отношению к животным, природе и окружающим его людям. Остается только вот еще эгоистичный аргумент, сознательно отбрасывающий за борт все глубокие размышления и, таким образом, лишенный всякого разума: "Как бы там ни было, мне все равно вкусно".

Но кто дал нам право эксплуатировать другие живые существа и готовить им конец, полный ужаса, просто, чтобы есть мясо – на том основании, что нам "вкусно" и нам хочется? Разве нельзя, если бы это было так просто, на том же дешевом основании оправдать и другие насильственные преступления? Но принял ли бы какой-нибудь суд в мире подобное объяснение убийства или изнасилования? Разве страдания, которые я испытываю, отказываясь от мяса, мучительнее, чем те, что испытывают животные, из которых я готовлю жаркое?

Этот вопрос этики подняла также "Schweizer Illustrierte" в номере от 8.6.1987, где была приведена цитата известного немецкого писателя Фолькера Элиса Пильгрима: "Приготовленная вовремя котлета лежит на полке подобно картонке, тарелке или пуговице от брюк. Но это не так. Еще вчера это принадлежало дышащему, чувствующему, пульсирующему целому. Хочу ли я убивать, чтобы вот так получить мою котлету? Нет, я не хочу. Теперь – повернемся все серьезно лицом к этому вопросу, есть ли в Швейцарии, предположительно, все еще вегетарианцы. И мы задали бы этот вопрос в хорошем обществе поэтов и мыслителей всех времен, которые всегда считали убийство животных недостойным человеческого духа."

А таких личностей много! К самым известным этическим вегетарианцам относятся:

  • Будда
  • Далай Лама
  • Заратустра
  • Пифагор
  • Эмпедокл
  • Сократ
  • Платон
  • Аристотель
  • Гораций
  • Овидий
  • Сенека
  • Плутарх
  • Франциск Ассизский
  • Леонардо да Винчи
  • Исаак Ньютон
  • Вольтер
  • Жан-Жак Руссо
  • Александр Гумбольдт
  • Лев Толстой
  • Вильгельм Буш
  • Рудольф Штайнер
  • Томас Алва Эдисон
  • Ральф Валдо Эмерсон
  • Джордж Бернард Шоу
  • Райнер Мария Рильке
  • Рихард Вагнер
  • Альберт Эйнштейн
  • Махатма Ганди

Всегда были великие культуры и личности, оказывавшие животным уважение, на которое они имеют право. В то время, как на нашей параллели еще царили примитивнейшие условия жизни, в Индии уже цвела высокоразвитая цивилизация, о чем мы узнаем из древних санскритских писаний той эпохи. Прежде всего, в "Бхагавад-Гите", важнейшем из этих писаний, сказано, что возделывание земли, торговля натуральными продуктами и защита коров являются экономическими столпами общества, способного противостоять кризисам. Кроме этого, "Бхагавад-Гита" раскрывает, что таково желание Бога – все люди должны питаться вегетарианской пищей.

Также и в древнеевропейской культуре, в античной Греции вегетарианство было идеалом высшего поведения. Цитата из произведения Платона "Государство" и названные выше имена это уже проиллюстрировали.

Пифагор (ок. 500 г. до н. э.), знавший также о законе реинкарнации, сказал: "Тот, кто перерезает ножом горло корове и остается глух к мычанию ужаса, кто может хладнокровно забить блеющего козленка и пообедать птицей, которой он сам давал корм – насколько еще далек такой человек от преступления?"

А Аристотель продолжал эту мысль: "Если человек в совершенстве своем – самое благородное создание, то оторванный от закона и морали, он – самый худший из всех."

Равным образом как в Древней Греции, так же и среди древних римлян были великие философы-вегетарианцы (Гораций, Овидий, Плутарх). Плутарх (45-120 гг. н. э.) пишет в своем трактате "О мясоедении": "Можете ли вы действительно спросить, из каких побуждений Пифагор воздерживался от мясоедения? Со своей стороны я задаю вопрос, при каких обстоятельствах и в каком душевном состоянии человек впервые решился попробовать вкус крови, потянуться губами к плоти трупа и украсить свой стол мертвыми, разлагающимися телами, и как он потом позволил себе назвать пищей куски того, что незадолго до этого еще мычало и блеяло, двигалось и жило… Ради плоти мы крадем у них солнце, свет и жизнь, на которые они имеют право рождения."

Затем Плутарх бросает открытый вызов мясоедам: если у вас теперь осталось желание утверждать, что подобная пища дана вам природой, тогда убивайте сами, что вы хотите съесть, и делайте это тем, что у вас есть от природы, но не ножом мясника, дубиной или топором."