Погружение в транс

Я не помню всего того, о чем говорил Христасу, но суть моих внушений можно свести к следующему: "В жизни каждого человека происходят драматические события, и каждый человек может совершать ошибки, может что-то терять. Но именно на таких ошибках человек учится очень многому, приобретает опыт. Эти ситуации могут стать основой для его дальнейшего развития. Шишки от падения поболят и заживут, а ценный опыт останется. Так и душа. Немного поболит, поплачет о потерянном, но приобретет гораздо большее. И ты станешь еще сильнее, еще жизнеспособнее, чем прежде.

Поэтому прими эту ситуацию. Если хочешь плакать – поплачь. Но уже сейчас почувствуй, как где-то в глубине души у тебя появляется спокойствие, и оно растет с каждым днем. Тверже становится земля под ногами, и ты чувствуешь опору в жизни. Тебе легче и радостнее с каждым днем".

Во время сеанса было видно, как в сознании Хри-стаса происходят какие-то изменения. Он то плакал, то улыбался, то начинал шумно дышать, то затихал.

– А сейчас, – закончил я сеанс, – я буду считать до трех, и на счет "три" ты проснешься и откроешь глаза. Раз. Ты начинаешь возвращаться в эту комнату. Не спеша. Ты чувствуешь себя значительно лучше. Два. Ты чувствуешь себя хорошо и спокойно. Внутри тебя произошли и продолжают происходить удивительные изменения. Три. Ты проснулся. Можешь открыть глаза.

Христас открыл глаза и сел ровно. На лице его было написано спокойствие и умиротворение.

Я сказал, что сеанс закончен и он может идти домой. Христас долго тряс мне руку и говорил по-гречески слова благодарности. Потом спросил что-то у Валентины, наверное об оплате за сеанс, так как после ее ответа достал бумажник, отсчитал двадцать тысяч драхм и протянул ей. После этого он попрощался и направился к выходу.

– Слушай, – сказала Валентина восхищенно, после того как дверь за Христасом закрылась, – что мы с тобой сотворили! Это было здорово. Мы вернули человека к жизни. Пришел совсем никакой, а ушел как огурчик. Мне даже показалось, что он похудел за один час килограммов на десять-двадцать. Он буквально вылетел из квартиры.

– Так оно и есть, – подтвердил я, направляясь к кухне. – Я уверен, что с потерей дома он потеряет лишний вес. Эта стрессовая ситуация очень нужна была ему. Ты же видела, как он запустил себя. Да с такой массой невозможно жить нормально.

– Я помню, какой он был три года назад, – сказала Валентина, зажигая огонь на газовой плите и устанавливая чайник. – Он сильно изменился за это время. Наверное, ты прав. Эта ситуация поможет ему что-то переосмыслить в своей жизни. Вообще-то, – продолжала Валентина, – у нас в Греции люди буквально помешаны на деньгах и сексе.

– Я думаю, что это не только в Греции так. Слушай, – перевел я разговор на другую тему, – я вот что хотел спросить. А как Анестис находит места, где зарыты клады? Судя по твоим рассказам, у него уже несколько таких мест. Он что, где-то старые карты достает?

– Да нет. Карту достать очень сложно. Если карту нашел – стопроцентно будет клад. Я знаю уже три таких случая. Анестис находит эти места с помощью маятника. Я его научила, как пользоваться маятником, так теперь он возит его везде с собой и проверяет все "подозрительные" места. А потом уже "прочесывает" все вокруг своим миноискателем.

– Валентина, – сказал я, заваривая чай прямо в чашках, – если честно, Анестис не внушает мне доверия. Не в смысле своей нечестности, а в смысле достоверности результатов. Дело в том, что на результат исследования обязательно влияет характер человека и степень чистоты его помыслов. А вообще нужно проверить его интуицию.

– Каким образом?

– Очень просто. Надо спрятать золотую монету где-нибудь в комнате и попросить его найти ее с помощью маятника.

– Ты знаешь, мы уже делали это.

– Ну и каков результат?

– Да никакой! И близко даже не подошел.

– Ну? Вот видишь!

– Мало того, – сказала Валентина, разогревая пирог с сыром и зеленью, – я попросила, с согласия

Анестиса, свою знакомую ясновидящую, которая живет в Москве, посмотреть по фотографии, светит ему найти клад или нет.

– И что?

Да вот, три дня назад пришло письмо. – Валентина достала из сумочки конверт. – Я его пока не показывала Анестису. Чтобы не расстраивать. Слушай, что она пишет.

Пока Валентина зачитывала письмо, я наслаждался пирогом и чаем. Содержание письма я сейчас не помню, тем более что оно изобиловало специфическими терминами, которые я никогда не стремлюсь запоминать. Но суть письма в том, что Анестис по какой-то их классификации относится к такому типу, которому не суждено найти золото.