Погружение в транс

Когда Валентина закончила читать, я спросил ее:

– Так что же ты делаешь в его команде?

– Ну, во-первых, он платит деньги. А во-вторых, очень хочется найти клад и разбогатеть. Ты знаешь, как я уже устала работать! Хочется пристроить детей, иметь свой дом, заниматься любимым делом, колдовать потихоньку в свое удовольствие, но только не за деньги.

– Валечка, мы обязательно будем богатыми. У нас же есть твердое намерение. Не этим способом, так другим. Их бесконечное множество. Можно и клад найти. Я не против.

– Я тоже не против, – сказала Валентина с небольшой грустинкой в голосе.

– Слушай, Валентина, – решил я поддержать ее, – у нас в Симферополе есть один человек, который с помощью лозы или рамки не только воду может найти, но и все, что угодно. Недавно он поспорил со своим знакомым на сто долларов, что найдет эти же сто долларов в доме.

Приятель тщательно спрятал деньги в куче кирпичей. Так вот, тот не только место нашел, но даже сказал, под каким по счету кирпичом лежит стодолларовая бумажка. А место с кладом, – продолжал я, – будем искать сами по новой технологии, используя торсионный генератор. Я недавно на лекции академика Акимова был. Он там разъяснял подробно, как с помощью торсионных полей найти нефть и другие полезные ископаемые. Так вот, тот же принцип можно использовать при поиске золота. У меня уже созрел план. Я даже знаю, как этот генератор изготовить.

Я уже готов был поделиться своими соображениями по этому поводу, но тут в дверь позвонили.

– Это Яков! – сказала Валентина и пошла открывать.

Мы с Яшей обнялись и расцеловались, как старые знакомые. Мне он понравился по прошлым моим семинарам. В нем чувствовалась какая-то скрытая сила, хоть и роста он был небольшого. По специальности он ювелир, но в Греции занялся изготовлением церковной утвари. У него было много заказов из разных храмов, и не только потому, что плату за свою работу он брал меньше, чем коренные мастера. А скорее потому, что он очень серьезно подходил к своей работе. Раньше мастера, прежде чем писать икону, постились и молились несколько дней, чтобы избавиться от "скверны". Яша часто поступал так же. Наверное, поэтому на его работы спрос был больше, чем на другие такие же.

Поговорив некоторое время о житье-бытье, мы приступили к делу. Уложили Яшу на диван и "отправили" в путешествие к тому месту, где, по предположениям Анестиса, был зарыт клад.

На начальном этапе все шло хорошо. Яков легко и быстро вошел в состояние глубокого транса. "Сел" с нами в джип и "поехал" к месту. Он точно описал это место, хотя ни разу там не был. Валентина специально просила уточнить детали, о которых раньше не спрашивала. И Яша на все ее вопросы дал правильные ответы. Но когда мы его попросили "увидеть", что там находится под землей, вот тут начались некоторые заминки. Он начал запаздывать с ответами, на лице появлялись гримасы. Пришлось вывести его из транса, сохранив в памяти все то, что он там увидел.

Когда Яша "вернулся", мы дали ему некоторое время "прийти в себя" и после этого попросили рассказать о том, что он видел в состоянии транса.

Когда вы сказали мне, чтобы я посмотрел, что находится под землей, – начал свой рассказ Яков, – то сначала я ничего не увидел. А потом у меня было видение. Группа мужчин преследовала молодого парня У него за спиной был большой мешок. По всей видимости, это бандиты, разбойники пытались поймать одного из своих, который украл у них награбленное. Беглецу удалось скрыться в лесу около родника.

Там же он и решил закопать свой мешок, так как был ранен и с грузом не смог бы далеко уйти. После этого он направился в сторону моря, где его поджидала лодка. В том мешке был небольшой глиняный кувшин, в котором находились золотые монеты, украшения, несколько серебряных монет. Судя по одежде – это начало теперь уже прошлого века.

– Яша, – спросил я, – можешь ли ты с уверенностью утверждать, что видел в этом месте клад?

– Стопроцентной уверенности нет. Может, он там есть, а может, и нет.

Через некоторое время приехал Анестис, и мы ему рассказали о результате сеанса.

– Завтра будем копать, – сказал он. – Я доверяю своим приборам.