Глава 16

Наверное, я сейчас скажу что-то неправильное, но я должна это сказать. Пожалуйста, забери меня отсюда! Я умоляю Тебя!!! Умоляю!!!

Мое дорогое дитя! Я обязательно исполню твою просьбу.

Ну почему Ты не хочешь спасти меня? Почему?

А чем же Я, по-твоему, сейчас занимаюсь?

Я знаю, что все души рано или поздно вернутся к Тебе. Через сто жизней, через двести, через миллиарды лет…

Я обещаю, что это произойдет рано, а не поздно.

Зачем все это? Почему Ты так спокойно смотришь на мои страдания?

Я не смотрю спокойно на твои страдания…

Но это же все лицемерие! Какая-то глупая игра…

Да, это игра… В вашем языке "игра" иногда может использоваться в значении "лицемерие". Но это не лицемерие!

Это же смешно!

Мне – совсем не смешно.

"Встреча с подобной Дверью очень редка в Мире Иллюзии. Как стучит Мое сердце, когда Я вижу, что ты стоишь на пороге одной из таких Дверей! И как оно стонет, когда ты разворачиваешься назад!" – это Твои слова?

Мои.

Разве это не смешно? Ты – всемогущий Бог, Тебе совершенно ничего не стоит спасти меня в этот самый момент, но Ты этого не делаешь. Зачем же тогда Ты врешь, что Твое сердце стонет! Ничего оно не стонет…

Не плачь, Моя маленькая душа! Я испытываю боль в разлуке с тобой, и сейчас Мои страдания во столько же раз сильнее твоих, во сколько раз Мое знание превосходит твое.

Но это же откровенная ложь! Тебе ничего не стоит прямо сейчас забрать меня отсюда. Но Ты этого не делаешь. Почему?

Действительно, почему? Почему Я этого не делаю, как ты думаешь? Почему души не покидают этот мир сразу? Как ты думаешь?

Да откуда я знаю! Если Тебе уж так важно мое мнение, то я вижу в этом одно сплошное издевательство.

Пожалуйста, успокойся. Иначе ты не сможешь понять это.

Я не хочу ничего понимать… Прости меня! Я и забыла, что говорю с Богом. Но… почему бы Тебе не спасти меня? Когда приходил Шри Чайтанья Махапрабху, Он же спасал всех подряд, без разбора. Он просто обнимал первого встречного, и тот получал Прему. Почему бы Тебе СЕЙЧАС не обнять меня? Только не говори, что Ты по каким-то "важным причинам" не можешь этого сделать.

Кроме того, Ты приводил мне пример с женщиной, уронившей корзину с камнями, чтобы показать, что для Тебя не существует никаких правил. Ты просто явился ей, не требуя от нее какого-то высокого духовного уровня. Что мешает Тебе явиться сейчас мне? Мне сейчас гораздо хуже, чем той женщине, и я тоже зову Тебя.

И все же Я отвечу, что не могу это сделать по многим важным причинам. Это парадоксальный вопрос: может ли всемогущий Бог совершить что-то такое, что Он не смог бы совершить?

Верно и то, что Я не хочу это сделать. И Я не буду это делать.

Ибо для Меня начать так поступать – означает уничтожить Любовь. А Любовь – это и есть Я Сам.

Поэтому твой вопрос на самом деле звучит так: может ли Бог уничтожить Себя Самого? Почему бы Ему не сделать это?

Но Он не будет делать это, потому что Он не хочет этого делать!

Я сейчас говорю не об одной маленькой дживе, Я говорю о принципе существования материи в целом. Богу совсем не трудно забрать из материи всех джив и сделать так, чтобы ее больше никогда не было. Но Бог не станет так поступать, ибо Ему нужно, чтобы материя существовала. Чтобы она пульсировала: то появлялась, то распадалась, следуя за дыханием Вишну.