Глава 7

Очень длинное письмо Богу

Вот уже три месяца, как я не слышу Тебя. Я делаю все так же: записываю вопрос и жду Твой ответ. Посмотри, это – пачка не отвеченных вопросов.

Неужели все кончится вот так? Одна мысль о том, что Ты больше никогда не заговоришь со мной, ввергает меня в состояние панического ужаса. Да, Ты дал мне все наставления. Я понимаю, что все уже объяснено в мельчайших подробностях. Мне остается только делать… Но мне страшно…

Я просто задыхаюсь от страха. Смотри, как меня трясет! Ведь я снова одна!

Это так жутко – вновь остаться одной. Я очень глупа и не знаю, куда мне теперь идти и как.

* * *

Я давно подозревала, что Ты однажды бросишь меня. Слишком уж все это было хорошо. А я знаю, что в этом мире не может быть ничего хорошего, тем более так долго. Когда же речь идет о Пути к Богу, то здесь вообще не должно быть никакого гладкого скольжения, как продолжалось до сих пор. Что-то обязательно должно было произойти. Я ждала этого. Так все и вышло.

А ведь сколько раз я спрашивала Тебя, не планируешь ли Ты меня покинуть? Но Ты всегда так добросовестно успокаивал…

* * *

…Прошло еще девять дней. Я вижу, что ничего не меняется. Я зависла. Похоже, я конкретно зависла. Постоянно чувствую какую-то непонятную тревогу. Иногда страх такой, что перехватывает дыхание. В такие минуты я пытаюсь откровенно спросить себя, чего я, собственно, боюсь. И не нахожу ответа.

Это глупо. Я знаю, что это глупо. Но тревога нарастает. Какой-то подсознательный, беспричинный страх…

Выглядит, будто я просто сижу в своем доме и разговариваю сама с собой на бумаге. Теперь, когда Ты ушел, это выглядит именно так. Хотя… это не ново для меня. Я веду подробный дневник уже одиннадцать лет. Я начала вести его, как только пришла в ИСККОН, в 1991 году. Тогда я почему-то вдруг почувствовала глубочайшее одиночество, у меня появилась потребность общаться с кем-то, хотя бы таким образом. И я начала писать…

Но разве тогда я говорила сама с собой? Нет!!! Все это – один длинный разговор с Богом. Это одно длинное письмо, которое я пишу Тебе с августа 91-го. И Ты знаешь, что это правда. Давай посмотрим, как начинается мой дневник от 26 августа. Что здесь написано? "Мой дорогой Кришна…"!

Вот так я пыталась тогда обрести общение с Богом. Я знала, что Ты всегда утешишь меня, какая бы беда ни пришла. И я хранила такую веру все эти годы. Даже оказавшись почти у самого дна, в состоянии, которое называется для любого человека полным духовным крахом, я по-прежнему молилась Тебе, я по-прежнему взывала о помощи.

Поэтому и тогда, и сейчас я говорю с Тобой!

Зачем? Я хочу, чтобы Ты открыл мне тайну бесстрашия. Научи меня, как мне перестать бояться. Как мне понять слова Шрилы Прабхупады: "Сознание Кришны – это так прекрасно!"? Потому что я сама сказала бы, что сознание Кришны – это один сплошной кошмар!

Я подошла вплотную к порогу великой тайны: почему люди уходят из сознания Кришны, даже имея десятилетний и более стаж? Почему им не удается зацепиться, почему они не могут найти какой бы то ни было вкус, почему они неизбежно погружаются в пустоту усталости и разочарования? Эту тайну желает раскрыть каждый, особенно тот, кто гибнет от тоски и пустоты, но в последней надежде продолжает молить Тебя о милости…

* * *

Вечер. 21.56. Снова сижу и пишу Тебе письмо. Я делаю это уже одиннадцать лет. Посмотри на эту пачку толстых общих тетрадей! Каждая из них исписана от корки до корки мелким убористым почерком. Это что, мои мемуары? Нет, это мой призыв к моему единственному Спасителю!

Я листаю эти старые, замусоленные тетрадки. Они могут значить очень много, если человек так отчаянно одинок.

Да, я помню, как все это начиналось… Моя подруга, та самая, которая недавно всучила мне "Беседы с Богом", тем далеким летом 91 года подарила мне вторую Песнь "Шримад Бхагаватам". Тогда я была христианкой. В основном изучала труды святых старцев об Иисусовой молитве…

Знаешь, почему-то хочется подвести итог моему короткому пути по этой жизни. Что же все-таки произошло? И хочется рассказать Тебе все с самого начала. Разум спрашивает, зачем рассказывать Богу о своем прошлом? Во-первых, Он и так все знает, а во-вторых, все это – одни сплошные глупости. Да, мой разговор с Тобой очень глуп, и я знаю, что он всегда был таким. Но я также знаю о Твоей величайшей доброте и о Твоем величайшем сострадании. Поэтому я буду и дальше говорить с Тобой. Тем более, что альтернативой этому разговору, похоже, для меня является только сумасшедший дом…

Нет, я не буду сейчас пересказывать день за днем свою примитивную жизнь. Я хочу просто открыть Тебе сердце, чтобы Ты помог мне увидеть проделанный путь таким, какой он есть на самом деле.