Глава 12

Фрагмент, который я выбрала, чтобы назвать его эпилогом.

Избавившись от эгоистического стремления эксплуатировать объекты зримого мира и утвердившись в этом положении, она (душа) всецело посвящает себя служению Трансцендентному Звуку.

Шрила Бхактисиддханта Сарасвати Тхакур,
Наставления Шри Чайтаньи, с. 193

Ты здесь?

Разумеется.

Господи, что это было?

Именно то, что было.

Ты хочешь сказать, что за мной приходил мой Гуру?

Почему тебя это так удивляет?

Потому что такое может быть только в кино. Или в книге про какого-нибудь великого святого.

Понимаю, жизнь великого святого никогда и ни при каких условиях не должна пересекаться с твоей.

Кто я такая, чтобы ко мне во сне являлись великие святые?

Вероятно, душа, молящая об этом.

Да, я молюсь об этом…

Святые обычно игнорируют подобные молитвы, не правда ли?

Святые… Я сидела в огромном зале на лекции какого-то Гуру-Махараджа. И, в общем-то, все было обычно. Но я была другой…

Переводил кто-то очень знакомый. И тема была тоже очень знакомая. Да и может ли это быть по-другому при таком стаже? Но я вдруг захотела быть ближе…

Да, сейчас я сижу и слушаю Кришна-катху. Но Махарадж скоро уедет, и я снова останусь наедине с моим глупым умом, снова в тиши одиночества. Я не хочу так больше. Я больше так не могу. Я вдруг подняла руку. Затем я встала во весь рост с поднятой рукой посреди зала.

Послышалась возня: головы повернулись в мою сторону. А я уже шла в проходе между рядами по направлению к сцене… Я побежала к сцене… Все эти мгновения, как вечность…

Я взбежала на сцену и упала ему в ноги. "Спасите меня!!!"

"Спасите меня!!!"

Это было последнее отчаяние – состояние, в котором я нахожусь постоянно уже давно. Он взглянул на меня. Я смотрела в его глаза. И я поняла, что он знает меня… без всяких переводчиков…

Вот и все. Я проснулась. Что это было?

Интересно, а что думает сама спасаемая душа?

Мне и раньше снились эпизоды из духовной жизни. Однажды ко мне приходил Иисус, очень давно… Два или три раза мне снился Прабхупада. Некоторые Махараджи мне тоже снились. А этот…

Толком ничего не помню. Это был незнакомый Махарадж. Пожилой. Большие очки. Седая щетина… крупный нос. Да, у него был достаточно крупный нос. Что еще может заметить такое глупое существо, как я?

Ты поняла, что он знает тебя, разглядывая его нос?

Все было пронизано чувством чего-то чудесного, чего-то родного. Такое часто бывает во сне… И я теперь очень боюсь, что это так и останется сном.

И Гуру останется сном… И Бог останется сном… И жизнь останется сном…

Я не хочу, чтобы моя жизнь осталась сном!

Для того, у кого нет веры, жизнь – вечный сон.

Я должна верить, что этот сон – правда?

Должна ли ты верить, что Бог – это правда?

Да, я хочу в это верить.

Если ты действительно поверишь в это, все твое бытие наполнится ПРАВДОЙ!

Не останется ничего, кроме правды.

Я не могу отрицать, что было чувство прибежища. Именно это так взволновало меня. А он индус или европеец?

Ни то и ни другое.

Ну конечно же… Прости. В конце концов, это не слишком важно. Я помню лишь, что у него были очень светлые глаза. Возможно, даже голубые… Скажи, увижу ли я его наяву?

Скажи, перестал ли Бог слышать плач Своих детей?

Конечно, нет!

Могу ли Я не помочь тебе? Могу ли Я забыть о тебе? Могу ли Я оттолкнуть тебя?

Нет, Господи!

Всегда помни об этом, Мое дитя. Всегда помни об этом!