Непостижимая милость

– Ну, знаете, это уже совсем… вайшнава-апарадха, – сказал расстроенный бхакта. – А Кришна, между прочим, очень серьезно к этому относится.

– Да, мы это знаем, – сказали стражники, – Но мы также знаем, что Кришна серьезно относится к тем, кто к Нему приходит. Именно поэтому мы здесь стоим. Или вы, прабху, скажете на это, что Кришна ошибся, поставив нас на этот пост? Мы уже очень давно выполняем это служение исправно, гораздо дольше, чем вы, прабху, чистили на кухне картошку и повторяли Святое Имя. Перед тем, как вы вернетесь обратно, мы хотели бы как преданные Господа преданному Господа дать хороший совет, задав простой вопрос: "Стояли бы вы сейчас перед нами, стражами Вайкунтхи, если бы действительно повторяли?"

Вдруг совершенно неожиданно в голову бхакты из ниоткуда пришла мысль: "Вот интересно, если я сейчас прокляну стражников, как когда-то прокляли Санат-кумары, оно исполнится или нет?"

Преданный сам испугался этой мысли и мгновенно посмотрел на стражников ожидая, что сейчас его поразит молния.

Также неожиданно как пришла эта страшная мысль стражники сказали ему:

– Санат-кумары смогли проклясть нас, потому что сам Шри Кришна очень хотел увидеть их. И если вы действительно думаете, что того, чем вы обладаете достаточно, чтобы быть достойным увидеть самого-самого… то нам искренне вас жаль. Мы не сбросили вас с Вайкунтхи обратно на Землю, потому что вы даже для нас удивительным образом, но попали сюда. Возвращайтесь и подумайте над этим. Если сможете понять, то вам даже не придется сталкиваться с нами.

Миг и преданный увидел себя, стоящим на том самом месте, где он увидел виману. Он долго стоял на дороге пытаясь осознать то, что произошло.

Взошло солнце, появились люди, спешащие по своим делам. Проходя мимо преданного, они косили взгляды и в их умах проскакивали разные мысли, но совершенно не те, которые могли бы раскрыть истину.

В голове преданного роилось много мыслей. Наконец среди всего их разнообразия он остановился на одной: "Да и Вишнудуты, и стражники у ворот Айодхьи правы. Я недостоин того, чтобы видеть Шри Кришну. И Святые Имена я не повторяю. И мое служение можно наверно назвать только спектаклем. Но с этого момента все будет по-другому".

Жизнь преданного действительно изменилась. В ней произошло много событий, но мы остановимся только на самом последнем событии.

Много лет прошло. Преданный уже почтенный старец, живущий непостижимой милостью вайшнавов во Вриндаване. У него простое служение, доступное для человека таких преклонных лет, вроде бы вся жизнь его на виду и для всех он совершенно обычный преданный, каких много на планете.

Но для всех ли? И такая ли обычная может быть жизнь у преданного?

Никто не видел и не знал, как каждую ночь он приходил к Радха-кунде, садился на берегу, брал четки в руки и тихонько повторял Святые Имена. Он переставал замечать что-либо вокруг себя, весь мир пропадал, пропадал даже он сам. Он не чувствовал касания холодного ночного ветра и земли.

Это случилось в последнюю ночь карттики. Преданный также пришел на берег Радха-кунды. Также сел на землю, взял четки в руки и попытался произнести Святое Имя, но не смог. Впервые в своей жизни. Его сердце заныло от боли. Преданный и раньше испытывал такое странное и во многом такое необъяснимое для него самого чувство разлуки с Кришной, но в эту ночь оно было необычайно сильно.

Вдруг он услышал детский голос за спиной:

– Не плачь, пожалуйста, дорогой друг? Я пришел за тобой, пойдем, все очень хотят видеть тебя, а я больше всех.

– Нет, – ответил преданный, – Не называй меня так. Никто не хочет видеть меня, я никому не нужен. Давным-давно я хотел увидеть Кришну, но милостью настоящих преданных я понял, что недостоин увидеть Его. Я чувствую, что это моя последняя жизнь. У меня осталась только одна дорога – Ямарадж уже ждет меня, он направит меня на самую низшую адскую планету, откуда я не вернусь уже никогда.

Вдруг совершенно внезапно чувство тоски схлынуло с сердца преданного, словно это был сон. Он тут же открыл глаза и увидел мальчика, стоящего прямо перед ним. Он был одет очень странно: желтое дхоти, завязанное так, чтобы можно было легко бежать, на руках сияли драгоценные браслеты, словно две луны, а в волосах было павлинье перо, придававшее мальчику лихой вид.

– А ты, что здесь делаешь? – удивленно спросил преданный. – Ночь на дворе, тебе нужно быть сейчас в своей кровати и видеть сны.

Мальчик махнул рукой и подошел к преданному ближе.

– Ну как же так, разве ты забыл о чем мы договаривались еще днем? Вспомни, Субала был, Мадху-мангал, – шепотом мальчик добавил, – идем, только тихо.

Совершенно внезапно преданный вспомнил тенистую манговую рощу, Субала, Мадху-мангала, как они сидят возле огромного баньяна и договариваются о том, что этой ночью они пойдут на дело. Гопи самого крайнего дома их деревушки приготовила особенно вкусный йогурт и поэтому решила приберечь его для праздника до которого аж целых три дня. Ждать так долго нет никаких сил. Было принято единодушное решение незаметно проникнуть в ее дом ночью и съесть весь йогурт. А в случае чего свалить все на обезьян, которых непременно нужно будет взять с собой на случай бегства.

Мальчик взял преданного за руку и повел за собой.

– Пойдем, Субала хотел идти без тебя, но я сказал ему, что без тебя я не сделаю и шага.

Если бы кто-то наблюдал все это со стороны, он бы увидел огромную Пушпа-виману, висящий в воздухе, двух вишнудутов склонившихся в поклоне, улыбающихся стражей Айодхьи, полубогов заполнивших все небо и двух мальчиков, тихо крадущихся по улице.

Дмитрий Добров