Недостаток воды – потенциальная возможность для развития гипертонии

В случае, когда мы теряем ощущение жажды (или не признаем остальных сигналов обезвоживания) и пьем меньше воды, чем требует ежедневная норма, закрытие некоторых сосудистых лож является единственной альтернативой сохранения кровеносных сосудов наполненными. Возникает закономерный вопрос: как долго это может продолжаться? Ответ: достаточно долго, чтобы серьезно заболеть и умереть. До тех пор, пока мы не признаем сдвиг парадигмы и те проблемы, которые связаны с нарушением водного метаболизма, хроническое обезвоживание будет наносить урон и нашему организму, и нашему обществу!

Артериальную первичную гипертензию необходимо лечить прежде всего увеличенным потреблением воды. Современный способ борьбы с гипертензией неверен до степени полной научной абсурдности. Организм пытается удержать как можно больше воды, а мы заявляем ему: "Да нет же, ты не понимаешь, надо принимать мочегонные средства и избавляться от воды!" Если так и происходит, если мы не пьем столько воды, сколько нужно организму, единственный способ для него удержать воду – запустить механизм удержания натрия и включить РАС. Только при наличии натрия в дополнительном компартменте (Комлартменты – реакционные пространства, на которые клетка разделена внутренними мембранами; отдельным компартментом является рибосома, так как в нее прочно встроены определенные структуры, обладающие каталитической активностью.) клетки сохраняется вода. Из этого компартмента через "головку душа" вода пропускается в клетки в соответствии с их "статусом". Таким образом, удержание натрия в организме – это последнее средство удержания воды для пропускания сквозь "головку душа".

Механизм удержания натрия в организме отличается особой чувствительностью. Предположение о том, что в этом кроется причина гипертензии, в корне неверно и является результатом недостаточных знаний о механизмах, регулирующих распределение воды в организме. Когда пациент принимает мочегонные средства, чтобы вывести из организма натрий, организм постепенно обезвоживается. Достигается уровень сухости во рту, после чего человек пьет немного воды, чтобы хоть как-то компенсировать ее отсутствие. Употребление мочегонных средств способствует запуску механизма кризисного регулирования воды. Они не лечат гипертензию; они заставляют организм нуждаться в воде и соли, а этого недостаточно, чтобы избавиться от проблемы. Но через некоторое время диуретиков уже недостаточно и пациенту прописываются дополнительные лекарства.

Еще одной проблемой в оценке гипертензии являются средства ее измерения. Беспокойство, сопутствующее повышенному давлению, автоматически сказывается на результатах обследования. Показания прибора могут не зафиксировать истинное кровяное давление. Неопытный или недобросовестный врач, более озабоченный судебными разбирательствами, чем точностью диагноза, сразу предположит наличие у пациента повышенного кровяного давления, хотя на самом деле у того обнаруживается лишь временный страх перед обследованием, что и вызывает завышенные показания прибора. А вот еще одна, правда, менее известная проблема, связанная с измерением давления, – нагнетание воздуха до тех пор, пока давление в манжетке не превысит систолическое давление, а затем выпускать воздух до тех пор, пока не начнет прослушиваться пульс.

Каждая крупная (и, возможно, мелкая) аорта имеет сопроводительный нерв, который следит за потоком крови, проходящей через сосуд. С потерей давления за манжеткой стимулируется процесс открытия под давлением закупоренных сосудов. Таким образом, искусственно стимулированное высокое давление оказывается неизбежным. К сожалению, измерения кровяного давления настолько случайны и произвольны, что практически каждому человеку можно поставить диагноз "гипертензия".

Вода сама по себе – прекрасное мочегонное средство. Если люди, страдающие гипертензией, у которых вырабатывается достаточное количество мочи, увеличат ежедневную норму воды, то им не понадобятся никакие диуретики. Если продолжительное обезвоживание, вызывающее гипертонию, привело к сердечной недостаточности, то увеличивать норму воды надо постепенно. Это поможет предотвратить скопление в организме избыточного и не поддающегося контролю количества жидкости. У таких людей механизм удержания натрия работает в "изматывающем" режиме. Когда объем потребляемой воды увеличивается постепенно и при этом вырабатывается больше мочи, отек, в котором содержится много токсичных веществ, сходит, и сердце вновь работает в полную силу.

Нижеприведенные письма представлены здесь с любезного разрешения их авторов, которые с большим удовольствием согласились поделиться своим бесценным опытом с читателями данной книги.

22 ноября 1993 года

. Уважаемый доктор Батмангхелидж!

Я только что заказала второй экземпляр вашей книги о воде, а первый отдала сыну. Я всем рассказываю о ней и о своих впечатлениях. Возможно, вас заинтересует мой рассказ.

Мой 58-летний первый сын Чарлз, который живет со мной, страдает глухотой и аутизмом. Три-четыре раза в неделю я вожу его на обследования. Как-то сыну измерили кровяное давление и сообщили, что ему необходимо принимать лекарства – давление равнялось 140-160/100-104. Я как раз прочитала вашу книгу и попросила врача позволить мне поэкспериментировать в течение двух недель. Крайне неохотно тот согласился, предупредив меня, что это может оказаться очень опасным.

Я строго следовала вашим инструкциям, заставляя Чарлза пить больше воды и добавляя немного магния и калия.

Две недели спустя медсестра измерила сыну давление; оно оказалось 106/80. "Сейчас подойдет доктор", – пробормотала она. Определенно доктор ей не поверил, потому что пришел самолично убедиться в результатах. Он не спросил у меня, каким образом я этого добилась, а я сама не сказала. Но если давление останется на том же уровне, я обязательно ему сообщу.

Сама я также выполняю все ваши рекомендации, хотя у меня нет особых проблем со здоровьем. Через 10 дней я отметила, что у меня перестала кружиться голова, если быстро мотать ею из стороны в сторону. Раньше мне приходилось ночью подкладывать под голову несколько подушек, потому что я не могла низко опускать шею, теперь же мне намного лучше. Мне 82 с половиной года.

Спасибо вам за вашу работу – это стоящий труд. Да пребудет с вами сила.

Марджори Рамзэй

Если вам удастся понять, почему этот врач не заинтересовался тем, как Чарлзу удалось нормализовать кровяное давление, тогда вы поймете, почему мы столкнулись с таким колоссальным кризисом здравоохранения!